среда, 15 апреля 2015 г.

Душа балета. Окончание

Итак, заканчиваем сегодня рассказ о великом Рудольфе Нурееве. После постановки балетов, о которых я говорил в предыдущем посте, последовали одноактные балеты: «Манфред», «Буря» и не только. Кстати, еще два балеты Нуреев поставил на музыку Прокьфьева – «Ромео и Джульетту» он «пощадил», не увел от классического прочтения.
И современники Нуреева, и хореографы наших дней отмечают, что все его постановки выглядели просто фантастически во многом благодаря тому, что хореография Рудольфа была непростой, интересной, поэтому выкладываться по полной программе приходилось не только исполнителям главных партий, но и кордебалету. За удовольствие танцевать в постановке Нуреева приходилось расплачиваться буквально сутками, которые приходилось проживать у станка, но это того стоило!  Причем для сегодняшних хореографов это все еще редкость, обычно так стараться на сцене приходится лишь ведущим танцорам.

В 1997 году Королевский Балет озадачился поисками нового директора, и первым была предложена кандидатура Нуреева, но тот не был готов завязывать с танцем – а должность бы потребовала львиную долю его времени – и он отказался. Рудольф попробовал себя было в киноиндустрии, снялся в двух картинах «Valentino» и «Overexposed», но обе, увы, провалились. Хотя сам Нуреев оказался доволен опытом, ему показалось, что это довольно легко – играть, ведь балет всегда требует артистизма.
Нуреев продолжал выступать, активно гастролировал по всему миру. Создал группу «Noureev and Friends», с которой тоже воплотил ряд творческих замыслов, в частности, успешно выступил на Бродвее. Но возраст давал о себе знать, постепенно тело стало подводить Нуреева, он терял технику. У него хватило мужества отказываться от ролей, которые были по силам более молодым артистам, стал предпочитать образы, требовавшие больше актерской игры, нежели физических усилий. Кстати, последней его ролью стала фея Карабос в «Спящей Красавице», которую он исполнил в Берлине.
Многогранность таланта Нуреева нашла выход и в его зрелые годы. Он увлекся дирижированием, стал активно брать уроки и даже выступил с несколькими концертами с Венским оркестром.  Более того, некоторые критики достаточно тепло отозвались о его работе. В США Нуреев вступил в роли дирижера на постановке «Ромео и Джульетты», а в конце представления вся труппа ему устроила овации. Нуреев вдохновился такой реакцией и задумал несколько балетов, но в дело вмешалась судьба.
Когда Нуреев перебрался в Париж, ему диагностировали ВИЧ, при этом, он не сразу начал получать лечение, так как болезнь не была изучена до конца. Кроме того, медики не считали, что вирус обязательно разовьется в СПИД.  В течение нескольких лет эта ошибка была доказана, Нуреев начал лечиться и даже охотно участвовал во всех медицинских лечебных экспериментах.
8 октября 1992 года Рудольф Нуреев дал последнее представление «Баядерки» в Париже, которую с трудом закончил, так как невероятно ослаб. Через 2 месяца, 6 января 1993 года великого танцовщика не стало. По его желанию, похоронен Нуреев на русском кладбище в Париже. (с) Танцуйте, будьте в ритме! Ваш Леонид Леонидович Левин

4 комментария:

  1. Жаль, что он так рано ушел.

    ОтветитьУдалить
  2. Талантище, конечно, был. Жаль, что так с ним родина обошлась.

    ОтветитьУдалить
  3. Леонид Леонидович, как вы думаете, почему у танцоров наших так плохо складывались отношения с правительством?

    ОтветитьУдалить
  4. В который раз убеждаюсь, что в СССР искусство не ценили.

    ОтветитьУдалить